Ошибка
  • JFolder::create: Could not create directory
  • JFolder::create: Could not create directory
  • JFolder::create: Could not create directory
ПравоПравоКонфликтыВ сельской семьи отобрали почти всю землю под мифический «Замок Чагари»

chagari-1

Клеймо жалобщика

Чагари - небольшое гусятинское село на сто с лишним дворов. Оно врапт стало знаменитое, когда въезд и выезд окрасили оригинальными скульптурами. Участвовал в таких декораций выходец из села киевлянин Михаил Мациевский - его идеи и финансирование.

А еще есть в селе пенсионерка Мария Хоптова, которую знают в контролирующих, правоохранительных и судебных органах не то что в районе или в области, но и в стране. 64-летняя инвалид первой группы имеет репутацию упорной жалобщицы. Многочисленные обращения таких людей, как Мария Хоптова, в адресатов вызывают возмущение: сколько можно жаловаться? Когда уже угомонится? Так сердцах говорят недовольные чиновники или их клерки, которым приходится в очередной раз давать ответ. Вот только, как правило, такие жалобщики не врываются в открытую дверь, а, загнанные в угол, пытаются отыскать выход. Жаловаться для них не хобби, а единственная возможность защититься. Скажем, время от времени в редакцию приходит за советами тернополянка Лидия Школьная, которая является владелицей половины трехкомнатной кооперативной квартиры, но уже семь лет бездомная. Ни правоохранительные органы, ни суды не могут помочь. Ей приходится ночевать под открытым небом. Разве она жалуется безосновательно? Или другой частый посетитель редакции, который длительное время пытается привлечь эксперта к ответственности за неверный вывод в земельном споре. На его жалобы суды восемь (!) раз отменяли постановления прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении эксперта. Разве он безосновательно «воюет»?..

Из журналистского опыта знаю: ставят пренебрежительное клеймо жалобщика в основном для того, чтобы нивелировать проблему, от которой страдает человек. Собственно, своего времени и газета «Свобода» согрешила, доверившись таком клеймению. В 2013-м редакция проводила «прямая связь» с участием тогдашнего первого заместителя прокурора области Николая Люшненка. Позвонила Мария Хоптова - с земельной проблемой. На этот сигнал гусятинская райпрокуратура предоставила редакции ответ: нарушений в отношении п.Хоптовои нет - заявительница добровольно отказалась от земельного участка. Впоследствии пенсионерка приехала на прием к Николаю Люшненка, провели более тщательную проверку, о результатах которой сообщила пресс-служба прокуратуры области в публикации с красноречивым заголовком: «Должностные лица сельсовета хитростью пытались лишить женщину земли». Тогда же вскрылось еще одно произвола: жители села обратились в райпрокуратуру с письмом, в котором засыпали односельчанку устрашающими обвинениями. В частности назвали ее «террористкой», которая «всю свою сознательную жизнь пишет пасквили и клевету на односельчан и терроризирует органы власти, безосновательно и неаргументированно поливает людей грязью, что вызывает возмущение и отвращение»; «неприличными словами оговаривает тех, что отошли в вечность, всю свою сознательную жизнь поочередно судится почти со всеми односельчанами, в результате чего не одна невинная душа вынуждена была отбывать тюремное наказание, во время которого были оставлены больные или престарелые родители, малолетние дети»... Прочитав такое, подумала: эти обвинения, а особенно о невинные души в тюрьме, невозможно стерпеть. Мария Хоптова имела все шансы защитить свою честь и достоинство в суде, конечно, если она действительно не вступала в таких позорных дел, как лжесвидетельство против потерпевших бедолаг, которых за это незаконно осудили... Под прокурорским защитой инвалид первой группы должна отстоять свои права.

chagari«Маруська удобная на шкандаль»

Шли годы, от Марии Хоптовои больше известий не было. И вот недавно в редакцию пришла ее дочь - Богдана Балицкая. Женщина принесла кучу бумаг, которые подтверждали: в ее семьи забрали почти всю землю. К тому же, решение сельского совета «освящены» судами всех инстанций. Не смогла пенсионерка защититься в суде и от грозных обвинений односельчан... Богдана Балицкая - вдова, сама воспитывает 17-летнюю дочь. Должен ухаживать и мать-инвалида, которая уже много лет не обходится без посторонней помощи. Как так случилось, что сельская община обидела людей, которым должна помогать?

Марию Хоптову даже в теперешнем тщедушном состоянии к разряду жертв не причислишь. Пенсионерка рассуждает ясно и логично, а живой огонек в глазах, твердость взгляда свидетельствуют: эта старшая женщина - боец, даже несмотря на то, что все козыри в виде судебных решений перешли в руки сельского совета. Ее болит и земля, и то, как ее опозорили. Говорит, что действительно судилась. «Но чтобы кого-то засадить за решетку? - болезненно удивляется женщина. - Разве я работала в милиции, прокуратуре?..» В советское время она была продавцом в местном магазине. Две женщины ее оклеветали - якобы досыпает в мешки с комбикормом песок и наживаются на крестьянах. Подала их к суду за клевету, в результате одна заплатила штраф 200 рублей, вторая - 100. Второй раз судилась в начале двухтысячных. Возле ее огорода было футбольное поле, и от того имела немало вреда: мяч часто попадал на огород, за ним бегали ребята... После заявления Хоптовои в суд футбольное поле закрыли. Но в селе пошли пересуды, мол, все имеют какую-то ущерб на огороде - кто от гусей, кто от чужого скота. Особенно это не понравилось местному начальству.

В молодсти Мария тоже имела проблемы с односельчанами, в том числе с уже упомянутым Михаилом Мациевським. Он когда-то работал в Чагарах заведующим клуба. По жалобе Марии Михаила освободили (это был личностный конфликт, о котором пенсионерка рассказала в деталях, и вряд ли многолетней давности событие стоит освещения). Михаил Мациевский отправился в Киев, где получил признание, материальное благополучие. (Интернетовский поисковик информирует: ныне он председатель ЗАО «Жилищно-строительный комплекс «Художник», директор муниципального хора «Крещатик»). Как говорит п.мария, уже во времена демократии к ней приходила мать Михаила, принесла просфору от сына - привезла из Киева. А еще передала слова Михаила: «Маруська удобная на шкандаль». То есть, хоть и через конфликты, но невольно спровадила его на добрый путь.

Как отбирали землю?

 

Пенсионерка владела двумя дворами в селе - своим, в котором проживала с мужем и детьми, и родительским домом, которую унаследовала в 2013 году по смерти матери. Возле родительского дома - большой огород. С 1950 по 2013 год ее семья обрабатывала на праве постоянного пользования полгектара, из них 25 соток - выделенных для застройки, столько же - для ведения личного крестьянского хозяйства. Кроме того, в течение 20 лет семья добросовестно, открыто и непрерывно пользовалась земельным участком 23 сотки для ведения личного крестьянского хозяйства. В 2013 году на сессии сельского совета из перечисленного Хоптовий передали в собственность лишь 50 соток. Приватизировать огороды за двумя дворами не получалось, поэтому унаследованный двор решила подарить дочери. Говорит, так ее посоветовал сельский председатель Воробец. Поэтому Хоптова, чтобы довести дело до конца, отказалась от тех пятидесяти сотых, будучи уверенной, что дочь, приняв дар, сможет приватизировать и огороды. Впоследствии под заверениям секретаря сельского совета (мол, так надо) пенсионерка сделала еще один роковой шаг - написала отказ от еще одного надела земли, веря, что делает это на пользу своего мужа. Затем семья потеряла почти все огороды. Ибо то, от чего отказалась пенсионерка, сельский совет Хоптовим уже не вернула.

Именно в те времена Заросли были полны надеждой на возрождение села. Михаил Мациевский пообещал построить клуб, а впоследствии замысел перерос в грандиозный проект - построить «Замок Чагари». На первом этаже должен быть детский сад, на втором - бильярдный зал, филармония и еще всего понемногу. Под комплекс нужно было хорошее место. Решили соорудить неподалеку от бывшей школы, клуба, а именно там земля Хоптових. Вот и понадобились отказа от пенсионерки земельных участков...

Суды, словно зачарованные, не воспринимали отчаянных доказательств пенсионерки: не в пользу государства или территориальной общины, а в пользу дочери она отказывалась от земельных участков. Главным лейтмотивом в проигранных Хоптовою судебных решениях является тезис: мать Хоптовои не имела правоустанавливающих документов на землю, а затем наследник земли не унаследовала.

Богдане Балицький, которая стала обладательницей двора, сельский совет вдилила лишь 25 соток - для строительства и обслуживания жилого дома. Остальное забрала для общественных нужд - под «Замок Чагари».

Именно в разгар земельных баталий крестьяне ополчились против Хоптовои. Некоторые ради новостройки отрекся от своих огородов, получив взамен землю в менее удобных местах. Ее неуступчивость изрядно раздражала - чагаривци верили, что замок, как в той сказке, изменит их жизнь к лучшему, по крайней мере в селе появятся рабочие места.

Призрачный замок

Что сейчас чувствуют крестьяне? Много лет прошло с того времени, как появился очень красивый макет замка, правда, лишь на бумаге. А сквозь плотный туман, который заполонил Кусты того утра, когда я была в командировке в селе, виднелись лишь груды кирпича...

Собственно, об этом я пыталась узнать у сельского головы Ивана Воробца (он возглавляет Коцюбинскую сельский совет, к которой относятся и Кусты). Прежде всего он продемонстрировал государственный акт на землю - 2,2 гектара, на которых запланировали замок. Документ датирован 2013 годом. Эта земля (в том числе та, которой раньше пользовались Хоптови,) в собственности общины. И если замок таки появится, то это будет коммунальное учреждение. Кирпича завезено двести тысяч штук. Когда же начнут строительство, за какие средства? И верит сельский голова в том, что замок удастся построить? Оптимизма Иван Воробец не излучал: «Когда-то верил, что это реально, даже был уверен. А теперь не знаю». Сейчас на счету сельского совета имеется 20 тысяч рублей, предназначенных для капиталовложений. С такой суммой ничего не начать. Сельский председатель рассчитывает, что выкупит землю под своими объектами директор местного частного предприятия, поэтому будут поступления в сельской казны. Хорошо отзывается о Михаила Мациевского, который много сделал для села. Он начинает здесь бизнес - берет в аренду ставки.

В отношении Марии Хоптовои - сельский председатель не видит проблемы ни в правовом, ни в моральной плоскости - есть решения судов, вступивших в законную силу и в отношении земли, и в отношении иска о защите чести и достоинства. Считает, что именно многочисленные комиссии, проверки, суды по инициативе Марии Хоптовои затянули строительство.

Иван Воробец терпеливо сносил мои не очень удобные вопросы. А когда я вимикнула диктофон, стал разговорчивее. Впрочем, информация «не для прессы» не очень скрашивает ситуацию: вроде Хоптова сама накрутила с теми дарованиями, отказами - никто ее пальцы не прижимал; хотели в нее купить землю, и вроде бы на цене не сошлись. И такое прочее.

...Когда же редакционная машина преодолевала чагаривськи туманы (странная вещь, в соседних Коцюбинцях в то время было ясно) и проезжала мимо груды кирпича, где должен быть замок, невольно вспомнила неоднократно сказанные Марией Хоптовою и ее дочерью слова: «Никакого замка не будет - им нужна земля».

Ольга КУШНЕРИК.