Ошибка
  • JFolder::create: Could not create directory
  • JFolder::create: Could not create directory
  • JFolder::create: Could not create directory
ГнездышкоГнездышкоКонкурс “женские Судьбы”Любовь, ценою в жизнь

doli-zhinochi

Мою маму Лидию Яковлевну Коломийчук (Корогода), ныне покойную, во время гитлеровской оккупации вывезли в Германию. Работала она на заводе “Сименс” близ Дрездена. Мы с сестрой Ангелиной еще детьми любили слушать ее рассказы о те нелегкие времена. И сегодня я перескажу читателям “Гнездышка” одну печальную историю, которую когда услышали от матери.

...Возле их бараке, через дорогу, жил хозяин, которого звали Вилли. У него был новый просторный дом, а рядом - сад молоденький. Еще не родил. Лишь одна яблонька, стройная, большая, родила того лета три больших яблока, что росли вместе.

Каждый день мимо дома проходили ребята из России на работу на завод “Сименс”. И вот однажды вечером, возвращаясь с работы, один юноша, которого звали Петром, сорвал два яблока. На свою беду передал их девушке Оле, которую горячо любил. Она их не съела, а положила в свою тумбочку. Хозяин заметил, что плоды исчезли, и сразу заявил в полицию. Когда все спали, полиция появилась в бараке. Яблоки нашли. Петра отправили на полгода в концлагерь, где условия были страшные. Там мало кто выживал.

Оля готова была идти за Петром. Просилась, чтобы ее забрали в концлагерь, но получила отказ. Когда через шесть месяцев Петр вернулся, то его невозможно было узнать - только кости и кожа. Был похож на старого, хотя имел девятнадцать лет. И Оля его выходила. Работала на кухне, поэтому втихаря иногда что-то могла взять вкуснее.

В начале апреля 1945 года Петр с несколькими друзьями пошли в поле, где были кагаты картофеля. Осознавали опасность, что на них ждала. Но вел их голод. Набрали мешок картошки, хоть Петр знал: попадется во второй раз - на него ждет крематорий.

Неизвестно, каким образом немцы узнали о краже, но привели полицию к тому бараку, где жил Петр. Начали допрашивать и жестоко избивать одного парня, который о краже ничего не ведал. Петр вступился за него, взяв вину на себя...

Полицаи ничего Петру не причинили, пошли прочь... Но все знали: не пройдет. Немцы прощать не умеют. Вернутся и накажут.

Прошло несколько дней. И вот однажды во время ужина Оля, раздавая еду на кухне, хоть и выглядела веселой, но улыбка на ее лице казалась какой-то неестественной, а в глазах у нее были слезы.

Вместе с Олей в бараке жила ее двоюродная сестра Тамара. Проснувшись ночью, Тамара заметила, что Оле в постели нет. Там была записка. Тамара узнала Олин почерк. Прочитала: “Дорогая сестричка! Ищи нас с Петром в Эльбе. Увидишь на пляже букет цветов, то знай, что мы там...”

Тамара изо всех сил помчалась к реке. Вернулась, облегченно вздыхая: цветов на пляже не было. Теплилась надежда, что Оля и Петр живые.

Утром к Тамаре на заводе подошел мастер и сказал, чтобы она возвращалась в лагерь. У девушки тревожно забилось сердце. И недаром. В лагере начальница сообщила: Оля с Петром легли под грузовой поезд...

- Я же все время думаю, что они чувствовали в тот момент, когда, взявшись за руки, клали свои головки на рельсы и слушали, как приближается поезд? - спрашивала в печали мамочка.

У Оли на груди было фото, где она вместе с Петром, а у Петра нашли письмо. “Дорогие люди, парни, девушки, не осуждайте нас за такую позорную смерть. Мы любили друг друга и вместе ушли из мира. Скоро всем страшном придет конец. Вы вернетесь в Россию. Расскажите всем о том, что произошло...” - такими были последние слова юноши.

Еще Петр просил, чтобы их похоронили вместе, но поступили полицаи, вырвали из рук письмо и всех разогнали.

Вот такая печальная мамина рассказ до сих пор волнует меня.

Мама хранила фото девушек, которые вместе с ней жили в лагере. Их звали Полина, Настя, Поля и Тамара Новосильцева - сестра Оли.

Отзовитесь, кто узнает этих девушек, или очевидцы тех событий, кто остался в живых. Я буду рад общению.

Адрес и телефон в редакции “Свободы”.

Мирослав КОЛОМИЙЧУК, член Национального союза журналистов. с.Грибова Лановецкого района.